ГРУППЫ

  • ПЕТУШОК
  • ДЮЙМОВОЧКА
  • ЗОЛОТОЙ КЛЮЧИК
  • РОДНИЧОК
  • ТЕРЕМОК
  • СКАЗКА
  • ЖАР ПТИЦА
  • БЕРЕЗКА
  • РОМАШКА
  • КОЛОКОЛЬЧИК

Почитаем деткам сказки

Х.мякеля
«Господин Ау»
(главы)
История первая
ГОСПОДИН АУ ИДЕТ НА РАБОТУ

Дядюшка Ау, он же господин Ау, открыл глаза. Но тотчас же закрыл их, как только увидел, что вовсю светит солнце. Он поплотнее завернул себя в одеяло и удобнее уложил себя на подушке. Ему не надо было спешить в детский сад, в школу или на завод. Он жил в лесу и вставал, когда хотел.
- А-аах! У-уух! - произнес он и захрапел, затарахтел во сне как тарахтело бы метро в городе Хельсинки, если бы оно там было. Пока он тарахтел, сгустились сумерки. "Приехали, - решил дядюшка Ау. - Пора вставать". У него не было горячего желания немедленно вылезти из постели. Но его ждали дела. Если где-то ни с того ни с сего заскрипит дверь... Что-то загрохочет и страшно свалится... Нож сверкнет около кладбища... Ни с того ни с сего вдруг жутко завоет и заухает...
Это работа господина Ау. Вернее, господ Ау, целого семейства, начиная с прапрапрадедушки и кончая просто дедушкой. Такая у них доля и квалификация. Жалко, что папа куда-то исчез. Если что-то неведомое в лесу застонет и замечется... Под кроватью кто-то заворочается, а никого нет... На кухне зашлепает босыми ногами и зачавкает... Все это господин Ау. Суровый, но справедливый, мрачный а черном плаще. Отчаянный и беспощадный. Как говорилось выше, отец господина Ау, то есть папа; куда-то пропал. А дедушка не мог толком объяснить, почему дядюшка Ау должен все это делать.
- Так заведено! - говорил он обычно.
Или:
- Не нашего ума дело.
Или:
- Наш прадед терпел и нам велел. Мы люди темные.
Других доводов у дедушки не было. И мотивировок тоже. Скорее всего, дедушка дядюшки Ау не был мая-ком разума. Да и лучом света в лесном царстве, пожалуй, его никто бы назвать не рискнул.
Слава богу, что он еще научил господина Ау читать, заниматься волшебством и пользоваться волшебной книгой. Что он передал внуку основные азы пугания, кричания, шастания по лесам и чердакам.
"Конечно, - иногда думал дядюшка Ау, - мой дедушка был темный. Но он был умелец. Одних видов скрипа он знал двести! А по части клацания, чавкания и воя он мог бы просто выступать в художественной самодеятельности!"
И тепло подступало к сердцу несколько мрачноватого и суроватого дядюшки Ау. И его мрачноватость и суроватость немного рассеивались.
"Пора! - решительно решил господин Ау. - Рабочий день начинается".
Хотя начиналась рабочая ночь.
Надев огромные, кажется бабушкины, боты и еще не совсем просохший брезентовый плащ, дядюшка вышел из дома. Причем он ну никак не мог решить, где ему держать бороду - под плащом или над плащом. Так - неудобно, а так промокает.
- Так неудобно. А так - промокает! Так - неудобно. А так - промокает! бормотал он.
Бух! Это он врезался в дерево. Он сразу забыл про бороду и стал думать про шишку. Где ее держать - под капюшоном или снаружи? Так - слишком жарко, а так - слишком холодно.
Хлоп! Он свалился в лужу. Вот не везет. Зато он сразу забыл о шишке и стал снова думать о бороде. Где ее сушить: под плащом - ему мокро, снаружи бороде. Хорошо, что вдали показался свет, и это отвлекло дядюшку.
"Хватит фокусов. Начинаются рабочие будни!" Господин Ау стал присматриваться. Из-за темных осенних деревьев пробивался слабый свет. Там была маленькая избушка. Очень маленькая.
"Может быть, там живут и маленькие люди. Такие же, как я, - подумал господин Ау и даже обрадовался. - Они могут и по-настоящему испугаться меня. Как в старину".
Он тихонечко подобрался к окну и заглянул в домик. В маленькой комнате, на маленькой постели сидела маленькая девочка. С яркой огромной книжкой.
- Вот подходящий для меня случай - решил господин Ау.
Он открыл окно, ибо господа Ау мастера в таких делах, и бесшумно проник в комнату.
Девочка и не заметила ничего. Ее звали Римма. Ей только что исполнилось шесть лет. Она жила с бабушкой и кошкой. Кошка ушла ловить мышей, а бабушка ушла на кухню пить кофе. В Финляндии это не редкость.
Римма, вместо того чтобы спать, читала по складам книжку. В Финляндии есть такие девочки, которые незаметно читают книжки, когда им давно положено спать. Книжка называлась "Правдивые рассказы о привидениях". А читала Римма вслух.
- Бы-ло одна-ж-ды од-но п..п..приви... одно приви... при-ви-...-дение, ко-ко-кото-ро-я кричи-чи-ча-ча-ло стра-ш-ным голо-сом: "У-у-у".
- А-а-а! - закричал господин Ау и с поднятыми руками, оскалив зубы, бросился на середину комнаты. И стал там прыгать.
Девочка бросила книгу и смотрела на него с изумлением.
- Ты кто?
Дядюшка Ау остановился.
- Я буйный господин, страшный господин Ау! Нет черней и упрямей меня никого! Я бросаю детей в кастрюли и заставляю их кипеть и бурлить!
- Я люблю читать про привидения и смотреть привидения по телевизору. Но я не думала, что их уже доставляют на дом, - сказала девочка.
- Кого доставляют на дом? - удивился дядюшка Ау.
- Привидения.
- Меня никто не доставлял! Я сам себя доставил! -возмутился жуткий господин Ау.
- Попугай меня еще, - попросила Римма. - Только пострашней, пожалуйста, будь добр.
Ау взялся за дело. Он рычал, как лев или мотоцикл, пыхтел, бегал по стенке, показывал зубы и возникал в разных местах. Девочка смеялась.
- Мне уже давно не было так весело.
- "Куда мы идем? ~ подумал опасный Ау. - Нормальный ребенок давно бы заикой стал. Или кричал бы так, что бабушка поседела. А эта!!! Тьфу!"
От разочарования он плюнул на пол и растер плевок ногой
- Пожалуй, я пойду. Мне холодно, - сказал он. Девочка соскочила с кровати, сбегала на кухню и принесли ему пирожок. Господину Ау он показался огромным.
- Обещай, что еще придешь
- Подумаем! - грозно ответил Ау. И направился к окну
- Может, тебе открыть дверь? - спросила девочка.
Дядюшка Ау обернулся и гордо постучал носком бота по полу. Больше он ничего не сказал. Но все было ясно. Для умных. После этого он исчез, бултыхнувшись через окно на траву. Он бежал по дороге, оберегая пирожок. Было темно и мокро. Вдруг кто-то страшно завыл впереди, в кустах, Господин Ау схватился за сердце. А это, оказывается, была обычная полицейская машина
- Довели! - сказал господин Ау про кого то. - Чтобы профессиональный пугатель, специалист по ужасам ужаснулся сам! Дедушка мой со стыда бы сгорел.
Хорошо, что он уже умер.
Конечно, в этом не было ничего хорошего, что дедушка умер. Просто фраза такая получилась.
Хорошо, что дедушка ее не слышал. Хорошо, что он...
В избушке было темно. На плите кипела вода. Господин Ау заварил чай с медом, разогрел смородиновый сок и съел трофейный пирожок.
Он просушил одежду и лег в постель. Но сон не приходил. Дядюшка Ау поднял с пола волшебную книгу. "Тысяча и один магический и мрачный способ стращать людей". Стал читать, Но буквы убегали от него муравьиными стаями и прыгали куда то, как блохи.
"Я уже, кажется состарился!" - подумал господин Ау печально.
Тем временем вся изба укуталась в мягкое покрывало и уснула. Дрова в печи стали краснеть и темнеть. Успокоился и уснул дядюшка Ау.

История вторая
ГОСПОДИН АУ И БОЛЬНОЕ ДЕРЕВО

Утром дядюшка Ау проснулся бодрым.
"Неужели день? Давно не вставал я днем".
Он посмотрел в окошко. Желтый лист пролетел мимо окна. Господин Ау вздрогнул.
"Что? Яблоня, должно быть, болеет. Каждую осень с этим деревом что-то делается, и оно теряет листья, Я должен помочь ему. Я его вылечу".
Он разыскал в ящиках пластырь, иголку, нитку, ножницы, дедушкино лекарство от кашля и от облысения и вышел на улицу.
На улице было удивительно светло. Не то что ночью. Желтый лист зацепился за шип розы. Он был не один. Под яблоней лежали и другие пожелтевшие и коричневые листья.
Дядюшка Ау принес лестницу, приставил ее к дереву в осторожно взобрался на нее. Он приклеивал листья пластырем, пришивал их к веткам, приматывал нитками. Напоследок вылил все лекарства на корни дерева и вернулся домой.
"Молодец я! - хвалил себя дядюшка. - Ну просто отчаянный головорез. Личность космического масштаба!"
Он даже написал плакат на большом листе бумаги: "ДЕРЕВУ БЫТЬ ЗЕЛЕНЫМ!" - и ходил с этим плакатом вокруг яблони, пока не стемнело.
Потом господин Ау лег спать и быстро уснул. Ночью он видел длинный и ясный сон. Во сне разные острые и неудобные предметы, вроде вилок и граблей, шли ему навстречу. Дядюшка Ау все время уворачивался от них и при этом все время падал с кровати.
Когда он увернулся в последний раз, уже было утро.
"Ничего! - подумал господин Ау. - Зато я уже на ногах. А то бы я час вылезал из-под одеяла!"
Он сразу побежал к окну. Что это? Дерево снова сбросило много-много листьев.
Даже не позавтракав, дядюшка снова взялся за дело. Весь день он опять клеил листья, красил их в зеленый цвет, приматывал нитками и ходил с плакатом "ДЕРЕВУ БЫТЬ ЗЕЛЕНЫМ!".
К вечеру дядюшка настолько устал, что, ни о чем не думая, завалился спать. Он упал на постель, как сосна, подрезанная бензопилой. И спал, как бревно, до утра.
А утром... Снова под деревом лежали опавшие листья...
"Ах так! Ну хорошо!"
Господин Ау двенадцать часов простоял на лестнице. Упрямо сжав зубы и не рассуждая, он привязывал листья и красил их зеленой краской. Висел на ветках вниз головой, шлепался и снова забирался вверх.
Но когда он шлепнулся последний раз, все листья снова были на ветвях.
Призыв "ДЕРЕВУ БЫТЬ ЗЕЛЕНЫМ!" был претворен в жизнь. Более того, зеленым был и сам дядюшка от бороды до ботинок.
"Если дерево будет с листьями всю зиму, значит, у меня будут зимние яблоки"
Он был очень доволен собою, господин Ау. "Да, есть во мне что-то крестьянское! Не зря я живу в сельской местности. Только не надо давать этому волю. Моя цель в жизни должна быть значительнее" Он походил под деревом, держа руки за спиной. - Не забывай, - сказал он сам себе, - на тебя смотрит вселенная.

История третья
ГОСПОДИН АУ ИДЕТ СНАЧАЛА В ОТПУСК, А ПОТОМ НА РЫБАЛКУ

Господин Ау решил взять маленький отпуск. "Работаешь, работаешь, как лошадь, и никакой благодарности со стороны ЭТИХ! В следующий раз устрою им забастовку!"
Отчаянный господин Ау очень часто ругал ЭТИХ.
Он говорил:
- ОНИ небось не ходят по ночам под дождем.
- У НИХ-ТО все есть! И шубы, и шапки! ~ И валенки! А если расспросить господина Ау, кто такие ЭТИ и ОНИ, которые так хорошо живут, у которых все есть и которые не дают хорошо жить господину Ау, он бы, наверное, не ответил.
- ОНИ, и все тут!
Отпуск-то он себе взял, а что с ним делать, совсем не знал.
В отпуске положено загорать, ходить в походы, уезжать на Гавайские острова и ловить рыбу.
Господин Ау решил остановиться на последнем. В дедушкином чулане он отыскал старую длинную удочку. Сам он довольно легко вышел из чулана, а удочка никак не хотела. Господин Ау уперся ногой в косяк двери и стал вытаскивать бамбуковую удочку наружу. Она натянулась, потом выгнулась, как лук, и выстрелила дядюшкой в чулан. Долго он гремел там по всем полкам. Наконец упрямство господина Ау взяло верх, и удочка была извлечена из чулана.
Бренча и стуча рыбацким снаряжением, дядюшка Ау направился к водным просторам. Он шел по теневой стороне дороги,
- Темнота - друг семейства Ау, - не поленился он лишний раз сказать сам себе.
У господина Ау не было под рукой внука, поэтому весь свой воспитательный талант он направил на самого себя.
Он прошел мимо избушки, где жила девочка Римма.
"Надо как-нибудь постращать ее еще раз. Пусть напугается до смерти!" жестоко решил господин Ау.
Тем временем лес кончился и открылось лесное озеро.
Господин Ау наладил удочку и, раскрутив ее, забросил крючок с наживкой подальше от берега. Удочка была тяжелая, и пока дядюшка крутил ее в одну сторону, его самого закручивало в другую.
Раздался треск, но крючок не ушел под воду. Озеро было покрыто прозрачным льдом.
"Застеклили! - мрачно подумал дядюшка. - Это ИХ рук дело!"
Господин Ау начал тянуть крючок на себя, Но он за что-то зацепился и не хотел возвращаться к хозяину.
 
Р.Киплинг
«Слоненок»
 
В отдаленные времена, милые мои, слон не имел хобота. У него был только черноватый толстый  нос, величиною  с  сапог,  который качался из  стороны в сторону, и поднимать им слон ничего  не мог. Но появился на свете один слон, молоденький слон, слоненок,  который отличался  неугомонным  любопытством  и поминутно  задавал какие-нибудь  вопросы.  Он  жил  в  Африке  и всю  Африку одолевал своим  любопытством.  Он спрашивал  своего  высокого  дядю страуса, отчего  у него перья растут на  хвосте; высокий дядя страус  за это  бил его своей  твердой-претвердой  лапой.  Он спрашивал  свою  высокую  тетю жирафу, отчего  у нее  шкура пятнистая; высокая  тетя  жирафа за  это била его своим твердым-претвердым копытом. И все-таки любопытство его не унималось! Он спрашивал  своего  толстого дядю гиппопотама,  отчего  у  него глаза красные; толстый  дядя  гиппопотам за  это бил его своим  широким-прешироким копытом. Он спрашивал  своего  волосатого  дядю павиана,  отчего дыни  имеют такой,  а не  иной  вкус;  волосатый  дядя  павиан  за  это  бил  его  своей мохнатой-премохнатой  рукой.  И  все-таки любопытство его  не  унималось! Он задавал вопросы обо всем, что только видел, слышал,  пробовал, нюхал, щупал, а  все  дядюшки и тетушки за это  били  его.  И все-таки любопытство  его не унималось! В  одно  прекрасное  утро перед  весенним  равноденствием*  неугомонный слоненок задал новый странный вопрос. Он спросил:
- Что у крокодила бывает на обед?
Все громко закричали "ш-ш" и принялись долго, безостановочно бить его.  Когда наконец его  оставили в покое,  слоненок увидел птицу коло- коло, сидевшую на кусте терновника, и сказал:
-  Отец бил  меня, мать  била  меня,  дядюшки  и  тетушки били меня  за "неугомонное любопытство",  а я все-таки  хочу знать, что у крокодила бывает на обед!  Птица коло-коло мрачно каркнула ему в ответ:
- Ступай на берег большой серо-зеленой мутной реки Лимпопо,  где растут деревья лихорадки, и сам посмотри!  На  следующее утро, когда  равноденствие  уже  окончилось,  неугомонный слоненок  взял  сто фунтов* бананов (мелких с  красной  кожицей), сто фунтов сахарного тростника (длинного  с  темной корой)  и семнадцать дынь (зеленых, хрустящих) и заявил своим милым родичам:
- Прощайте!  Я  иду  к большой  серо-зеленой мутной  реке Лимпопо,  где растут деревья лихорадки, чтобы узнать, что у крокодила бывает на обед.  Он ушел, немного  разгоряченный,  но нисколько не удивленный. По дороге он ел дыни, а корки бросал, так как не мог их подбирать.  Шел  он, шел на северо-восток  и все  ел  дыни, пока не пришел на берег большой серо-зеленой  мутной  реки  Лимпопо, где растут деревья лихо- радки, как ему говорила птица коло-коло.  Надо вам сказать,  милые мои, что до той самой недели, до  того  самого дня, до того  самого часа, до той  самой минуты неугомонный слоненок никогда не видал крокодила и даже не знал, как он выглядит.   Первый, кто попался слоненку на глаза,  был двухцветный питон (огромная змея), обвившийся вокруг скалистой глыбы.
-  Простите, - вежливо сказал слоненок, - не видали  ли вы в этих краях крокодила?
- Не видал ли я крокодила? - гневно воскликнул питон. - Что за вопрос?
- Простите, - повторил слоненок, - но не можете ли вы  сказать мне, что у крокодила бывает на обед?  Двухцветный  питон  мгновенно  развернулся и  стал бить слоненка  своим тяжелым-претяжелым хвостом.
-  Странно! - заметил слоненок. - Отец и мать, родной  дядюшка и родная тетушка, не говоря уже о другом дяде гиппопотаме и третьем дяде павиане, все били меня за "неугомонное любопытство". Вероятно,  и  теперь  мне за  это же достается.  Он  вежливо  попрощался  с  питоном,  помог ему опять  обвиться  вокруг скалистой  глыбы и  пошел  дальше, немного  разгоряченный, но  нисколько  не удивленный.  По  дороге он  ел  дыни,  а корки  бросал, так как  не  мог  их подбирать. У  самого  берега большой серо-зеленой  мутной  реки  Лимпопо  он наступил на что-то, показавшееся ему бревном.  
-Простите,  -  вежливо сказал слоненок, - не случалось ли вам в  этих краях встречать крокодила?  Тогда крокодил прищурил другой глаз и наполовину высунул хвост из тины. Слоненок вежливо попятился; ему вовсе не хотелось, чтобы его опять побили.
- Иди сюда, малютка, - сказал крокодил.
- Отчего ты об этом спрашиваешь?
- Простите, - вежливо ответил слоненок, -  но отец меня бил,  мать меня била,  не говоря уж о дяде страусе  и  тете  жирафе, которая дерется  так же больно, как  дядя гиппопотам и дядя  павиан.  Бил меня даже  здесь на берегу двухцветный питон, а он своим тяжелым-претяжелым хвостом  колотит больнее их всех. Если вам все равно, то, пожалуйста, хоть вы меня не бейте.
- Иди сюда, малютка, - повторило чудовище. - Я - крокодил.  И в доказательство он залился крокодиловыми слезами.  У слоненка от радости даже дух захватило. Он стал на колени и сказал:
- Вы тот,  кого я ищу  уже много дней. Будьте добры, скажите мне, что у вас бывает на обед?
- Иди сюда, малютка, - ответил крокодил, - я тебе скажу на ушко.
Слоненок  пригнул  голову  к  зубастой,  зловонной  пасти  крокодила. А крокодил  схватил его за нос,  который у слоненка до того дня и часа  был не больше сапога, хотя гораздо полезнее.
- Кажется, сегодня, - сказал крокодил сквозь зубы,  вот так, - кажется, сегодня на обед у меня будет слоненок.
Это вовсе не понравилось слоненку, милые мои,  и он  сказал в нос,  вот так:
- Не надо! Пустите!
Тогда двухцветный питон со своей скалистой глыбы прошипел:
- Мой юный друг, если ты  сейчас  не примешься  тянуть изо всех сил, то могу  тебя уверить, что  твое знакомство с большим кожаным мешком (он имел в виду крокодила) окончится для тебя плачевно.  Слоненок сел на берег  и  стал  тянуть,  тянуть,  тянуть, а его нос все вытягивался. Крокодил  барахтался в воде,  взбивая белую  пену хвостом, а он тянул, тянул, тянул.  Нос слоненка продолжал  вытягиваться.  Слоненок  уперся  всеми четырьмя ногами и  тянул,  тянул, тянул,  а  его нос продолжал вытягиваться. Крокодил загребал хвостом  воду,  словно  веслом, а  слоненок  тянул, тянул, тянул. С каждой минутой нос его вытягивался - и как же ему было больно, ой-ой-ой!  Слоненок почувствовал, что  его  ноги  скользят,  и  сказал через  нос, который у него теперь вытянулся аршина  на два:
- Знаете, это уже чересчур!  Тогда  на  помощь явился двухцветный питон.  Он обвился двойным кольцом вокруг задних ног слоненка и сказал:
-  Безрассудный  и  опрометчивый  юнец!  Мы  должны  теперь  хорошенько приналечь, иначе тот воин в  латах** (он имел в виду  крокодила,  милые мои) испортит тебе всю будущность.  Он тянул, и слоненок тянул, и крокодил тянул.  Но  слоненок и  двухцветный  питон  тянули  сильнее.  Наконец  крокодил выпустил нос слоненка  с таким всплеском, который слышен был вдоль всей реки Лимпопо.  Слоненок  упал на спину.  Однако  он не  забыл сейчас  же поблагодарить двухцветного питона, а затем стал ухаживать за своим бедным вытянутым носом: обернул его свежими  банановыми листьями и погрузил в большую  серо- зеленую мутную реку Лимпопо.  
- Что ты делаешь? - спросил двухцветный питон.
- Простите, - сказал слоненок, - но  мой нос совсем утратил свою форму, и я жду, чтобы он съежился.
-  Ну,  тебе  долго  придется  ждать,  -  сказал двухцветный  питон.  - Удивительно, как иные не понимают собственного блага.  Три дня слоненок сидел и ждал,  чтобы его нос съежился. А нос нисколько не укорачивался и даже сделал ему глаза раскосыми.  Вы понимаете, милые мои, что крокодил вытянул  ему настоящий  хобот, - такой, какой и теперь бывает у слонов.  Под  конец третьего дня  какая-то муха укусила слоненка в плечо. Сам не отдавая себе отчета, он поднял хобот и прихлопнул муху насмерть.
- Преимущество первое! - заявил двухцветный питон. - Этого ты не мог бы сделать простым носом. Ну, теперь покушай немного!  Сам не отдавая себе отчета, слоненок протянул  хобот, выдернул огромный пучок травы, выколотил ее о свои передние ноги и отправил к себе в рот.
- Преимущество второе! - заявил двухцветный питон. - Этого ты не мог бы сделать простым носом. Не находишь ли ты, что здесь солнце сильно припекает?  
- Правда, - ответил слоненок.  Сам  не  отдавая себе  отчета,  он  набрал тины из большой серо-зеленой мутной реки Лимпопо и выплеснул  себе на голову. Получился  грязевой чепчик, который растекся за ушами.
- Преимущество третье! - заявил двухцветный питон. - Этого ты не мог бы сделать простым носом. А не хочешь ли быть битым?
- Простите меня, - ответил слоненок, - вовсе не хочу.
- Ну, так не хочешь ли сам побить  кого-нибудь? - продолжал двухцветный питон. - Очень хочу, - сказал слоненок.
- Хорошо. Вот  увидишь, как для этого тебе пригодится твой новый нос, - объяснил двухцветный питон.
- Благодарю вас, - сказал  слоненок. - Я последую вашему совету. Теперь я отправлюсь к своим и на них испробую.  Слоненок  пошел  домой через всю Африку, крутя и  вертя  своим хоботом. Когда ему хотелось  полакомиться плодами,  он срывал их с дерева, а не ждал, как  прежде,  чтобы  они  сами  упали.  Когда  ему  хотелось травы,  он,  не нагибаясь, выдергивал ее хоботом, а  не ползал на коленях, как прежде. Когда мухи  кусали его, он выламывал себе ветку и обмахивался  ею.  А когда солнце припекало, он  делал себе  новый прохладный чепчик из тины. Когда ему скучно было  идти, он мурлыкал песенку,  и  через хобот она  звучала  громче медных труб.  Он  нарочно свернул  с  дороги,  чтобы  найти  какого-нибудь толстого гиппопотама (не родственника) и хорошенько его отколотить. Слоненку хотелось убедиться, прав ли двухцветный питон  относительно  его  нового хобота.  Все время  он  подбирал  корки  дынь, которые побросал  по дороге к Лимпопо:  он отличался опрятностью.  В один темный вечер он вернулся к своим и, держа хобот кольцом, сказал:
- Здравствуйте!
Ему очень обрадовались и ответили:
- Иди-ка сюда, мы тебя побьем за "неугомонное любопытство".
-  Ба! - сказал слоненок. - Вы вовсе не  умеете бить.  Зато посмотрите, как я дерусь.
Он развернул хобот и так ударил  двух своих братьев, что они покатились кувырком.
-  Ой-ой-ой!  -  воскликнули они.  - Где ты  научился  таким  штукам?.. Постой, что у тебя на носу?
- Я  получил  новый  нос  от крокодила  на берегу большой  серо-зеленой мутной  реки Лимпопо, -  сказал слоненок.  - Я спросил, что у него бывает на обед, а он мне дал вот это.
- Некрасиво, - сказал волосатый дядя павиан.
- Правда, - ответил слоненок, - зато очень удобно.  С  этими словами  он схватил своего волосатого дядю павиана за мохнатую руку и сунул его в гнездо шершней.  Затем  слоненок   принялся   бить  других  родственников.   Они   очень разгорячились и очень удивились. Слоненок повыдергал  у своего высокого дяди страуса хвостовые  перья. Схватив свою высокую  тетку жирафу за заднюю ногу, он проволок  ее через кусты терновника. Слоненок кричал на  своего  толстого дядюшку гиппопотама и задувал ему пузыри в ухо, когда тот после обеда спал в воде. Зато он никому не позволял обижать птицу коло-коло.  Отношения настолько  обострились,  что  все  родичи,  один  за  другим, поспешили  на берег большой  серо-зеленой  мутной реки  Лимпопо, где  растут деревья  лихорадки,  чтобы  добыть себе  у  крокодила  новые носы. Когда они вернулись назад, то больше никто уже  не дрался. С  той поры, милые мои, все слоны, которых вы увидите, и даже те,  которых вы не увидите, имеют такие же хоботы, как неугомонный слоненок. 
Решаем вместе
Не убран мусор, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!